Продолжая тему атмосферы и обстановки в семье нашего детства и того, что мы оттуда вынесли. Я описывала, что происходит с девочкой, когда родители разводятся и она остается жить с мамой, какие программы формируются в ее психике. А также описала, что происходит с мальчиком, который остается жить с мамой после развода родителей.

Обретая отца, обретаем СЕБЯ

Обретая отца, обретаем СЕБЯ. Edition для мужчин

После этих двух статей сразу последовал вопрос: «А что если родители не развелись, а долго и открыто ругались, не стесняясь ребенка?». Да, бывает, что людям проще жить вместе и ругаться, но не разводиться. Уже и ребенок (или дети) могут говорить: «Да разведитесь уже! Всем будет проще жить!». Но нет, у родителей своя история отношений, свой сценарий, не о них разговор.

Давайте рассмотрим, какие программы и шаблоны поведения скорее всего сформируются в психике ребенка, который наблюдал за бесконечными скандалами и ссорами. Представьте или вспомните такие моменты: частые скандалы или скандал как форма общения между родителями, обиды и обвинения в адрес друг друга, возможно и драки. Ребенок вовлечен и участвует во всем этом, даже если он сидит в другой комнате или его нет дома в этот момент. Потому что он находится еще в жизненном пространстве мамы и папы, живет по их правилам в их доме. До сепарации ребенок чувствует все на себе так, будто он главный участник ситуации. К сожалению, ребенок вовлечен физически, ему приходится разнимать родителей или успокаивать потом каждого из родителей, быть парламентарием.

Что происходит с ребенком?

Ребенок в такой семье учится держать ухо в остро, он уже по звуку ключей в руках папы знает, будет ли сегодня скандал. По интонации вопроса мамы: «Сделал ли уроки?» — будет ли мама сегодня высказывать претензии папе. По датам в календаре или по тому, какой сегодня праздник, может предугадать погоду в доме. Ребенок все время с включенными локаторами и сканерами эмоций родителей, в постоянной боевой готовности разнимать/спасать/жалеть/успокаивать. Также ребенок учится подстраиваться под настроение родителей, быть невидимым, быть сильным и взрослым не по годам, иногда оказывать первую медицинскую помощь или звать на помощь соседей/родственников, быть жилеткой. Отсюда и сверхчувствительные взрослые, которые эмоции чужих людей берут внутрь себя. Им тяжело общаться и быть социальными, потому что захлебываются от чужих чувств и не могут это контролировать.

Ребенок в такой семье все время живет в напряжении и привыкает к этому напряжению. У него уже есть шаблон, что нельзя расслабляться. Как только расслабишься — обязательно произойдет что-то плохое. Мир мамы и папы нужно склеить своими усилиями или даже собой, а то все рухнет. Детство заканчивается быстро, а веселье и беззаботность отданы на алтарь спасения семьи.

Логика ребенка такова: я возьму на себя все проблемы родителей, всех их тяжести и боль, от этого им станет легче и они смогут лучше обо мне заботиться. В основе детского поведения стоит потребность в заботе и любви родителей. Ребенок готов разными путями получить их. Даже готов обменять или отдать что-то за внимание родителей. Помните такие желания на Новый Год?

«Мне ничего не нужно, ни кукол, ни игрушек, лишь бы у мамы с папой все было хорошо, чтобы они улыбались».

«Пусть мама с папой помирятся и все будет как раньше».

«Пусть они больше не ругаются и не пугают меня этим».

Девочка или мальчик, выросшие в атмосфере вечных скандалов и обвинений, уже с заниженными стандартами к своей жизненной среде — лишь бы тихо было и никто никого не убивал, не орал. Из желания тишины и спокойствия возникает желание «Лишь бы ничего не происходило«. Повзрослев, они будут готовы довольствоваться малым, будут соглашаться на не самые лучше условия работы, зарплаты, отношения.

Как следствие, рождается программа:

Мир враждебен и агрессивен. Не важно, что я делаю, реакция всегда — агрессия. Лучше я ничего не буду делать, лучше я тихо и спокойно себе буду жить и никого не трогать.

Это бесконечное желание «зализывать раны детства» и сидеть в «своей комнате» (изоляции), якобы в безопасном месте. Потому что любое взаимодействие с миром (людьми), ведет к соприкосновению с болью от скандалов родителей, с памятью того напряжения и агрессивной среды в семье. В подсознании храниться эта память, и при любом намеке на повтор ситуации включаются защиты, которые нас как «замораживают», не дают двигаться и действовать. Потому что функция подсознания — нас оберегать от повторения негативного опыта.

Взрослый человек, вышедший из такой семьи, считает себя недостойным, неполноценным, чтобы разрешить себе полную жизнь, амбиции и большие планы. Он может быть талантливым, умным, ответственным, душой компании, но так и не сможет себе позволить успех и реализацию своих желаний. Такие люди не подходят к своим жизненным и миссионым задачам, потому что это означает соприкосновение со старой болью.

Может быть сумбурно написано, тема непростая и многослойная, возможно еще буду ее раскрывать в статьях. Из практики консультаций скажу, что часто люди не помнят событий детства, но приходят с вопросами, которые ведут именно в такие описанные выше ситуации из детства. Это вызывает много удивления и переосмысления.

Возможно, вы узнаете в себе похожее поведение и программы. Статья написана по материалам скайп-сессий и наблюдений за людьми.

Упражнение:

Возьмите лист бумаги и напишите чувства из вашего детства, которые вы чувствовали при выяснении отношений мамы и папы, скандалах. Напиши все те чувства, которые вы испытывали, будучи вовлеченными в их отношения. Перенесите все эти чувства на бумагу, можете их выдохнуть на этот лист. И скажите себе:

«Это было, но уже прошло.
Все закончилось. Я взрослый человек.
Теперь я отдельно от них (моих родителей)»

После этого еще раз хорошо выдохните все эти чувства. Лист бумаги можно скомкать или порвать, выбросить.

Если Вам нужна помощь в вопросах затронутых в данной статье, то записывайте пожалуйста на скайп-сессию, где мы углубимся и поработаем с этой темой.

Условия и стоимость читайте на главной странице

Скайп-встреча - 15 минут, для знакомства

автор я — Марта Марчук