В левом кармане всегда носила монету. Ну такую которую подбрасывают время от времени, кто-то для пафоса, а кто-то для принятия решения.

Но ее монета была другой. Она не помогала выбрать один из двух вариантов. Монета показывала, какой выбор уже сделан.

На этой монете нет орла или решки. Лишь по надписи на каждой стороне: «К себе» и «От себя».

Как только она приняла решение, то сразу после подбрасывала монету, а та в ответ показывала «К себе» ведёт сделанный выбор или «От себя».

И каждый раз, когда та показывала «От себя», то поднимался вопль и спор, а после усердное доказывание.

«Каждый раз одно и то же» подумала монета, если бы могла думать. Но это было не ее дело — думать.
Ее делом было не мешать Судьбе и Времени выбирать нужную в Сейчас надпись.

На памяти монеты было несколько неудачных романов, потеря документов трижды, множество прогулов пар, разбитые коленки и украденный кошелек.

Она злилась, ругалась, винила во всем монету, а та только молчала своим блеском в ответ.

Как-то мимо проходил Случай и увидел эту сцену. Сначала подбрасывание монеты, потом споры и торговля, а после надутые щеки и шишка, ой нет, простите, опыт на лбу.

Случай остановился, очаровался и решил подыграть этому баловству. Он совсем забыл о кокосовых сливках, за которыми его послал Бог. Он смотрел на нее глазами 3х-летнего мальчугана и уже распустил свое азарство.

Он решил разлучить ее с монетой. Ветер нашептал, что ту монету ей прабабушка завещала, которая после революции в церкви на полу нашла. Прабабушка подняла и спрятала, тихо продолжила мести пол.

— Ах она ещё й не знает, что такая монета всего одна на этой Земле! Что когда-то ее уронил ангел и с тех пор ищет, ищет.
— Да что ты! Она уже несколько раз теряла монету, по ошибке бросала ее в шляпу музыканту и однажды в руки бродяге.
— Ой Бог мой! Да да, помню о кокосовых сливках к кофе, но здесь ситуация такая, просто требуется вмешательство.

На этом милые сплетни Ветра и Случая утихли, они получили инструкции и начали действовать.

Сначала столкнули ее с нежным романтиком, смотрящим на мир через объектив фотоаппарата. Потом подбросили дров и она потеряла голову совсем. Перестала есть, спасть, писать курсовую. Ничего не существовало, кроме него.

Монета завалялась и была забыта. Пылилась под кроватью.

Роман развивался бурно, как смерч переходит в торнадо. Очень быстро страсть начала их обжигать, а иногда резать острой бритвой.

Все чаще было больно чем сладко. Нервы рвались как струны гитары под неловкими, грубыми пальцами подростков и они расстались.

Она начала жить как все. Спешить на работу и опаздывать к спокойному завтраку. Долго не могла понять, чего же не хватает. Но Ветер каждый раз уносил воспоминания о монете далеко на юг и растворял их в морской пене.

На виды этих берегов она смотрела на фотках начальницы, но позволить вдохнуть тот же бриз позволить себе не могла.

Однажды, в канун Рождества ее бывший, с оборванными струнами Ромео передал через друзей пакет с ее вещами. Так, просто старый хлам из резинок для волос, шарфа, серёжек, серебряной ложечки и странной монеты.

Дотронувшись, она вспомнила молчаливую подругу, как спорила и доказывала обратное. Она вспомнила себя и то, какой беспечной и счастливой была. Как легко можно было ее рассмешить или убедить собрать рюкзак в поездку авто-стопом на 3 недели. Как любила смотреть на воронов и кормить их, а не толстых голубей.

Вспомнила, что за время разлуки с монетой пришлось самой проверять все свои же выборы на «К Себе» или «От Себя». Что не было рядом подсказок, все приходилось делать одной.

Пришлось взрослеть по ускоренной программе. Коленки души разбивала чаще, чем просто коленки.

Пришлось научиться идти на ощупь. Со временем начала налаживать дипломатические отношения с собственной интуицией.

А ещё она вспомнила, что монета была всегда права.

«Это жизнь всегда права» нашептал ей Ветер послание Случая.
«Ты, главное, не спорь!»

С тех пор она переложила монету в правый карман и больше не спорила в такие моменты, а лишь загадочно улыбалась и чувствовала вкус кофе с кокосовыми сливками.