Одно тело на двоих, мало или много? Если мать вынашивает дитя, то мало, а если в одном теле уживается Душа и Дракон, то становится все больше и больше пространства.

Он летал ночью, она днём. У каждого был свой коридор Времени с вратами в другие миры.

Каждый летал по свою сторону Солнца и каждый здоровался с Луной и с ее полным и бледным лицом.

Входя в один миг, когда одна сторона монеты сменяла другую, происходила их встреча. Это встреча в миге происходила между коридорами.

Золотой диск поворачивался каждые 12 ударов колокола на башне. 12 часов на каждый коридор в земном измерении Времени, хотя разве Время можно объять двухмерными цифрами.

Влетая в миг, встречались и взглядом пересказывали друг другу свои странствия, описывали миры, в которых летали.

Забирались через окна глаз и против всех правил, минуя страх и страж летали вместе. В один из таких полетов Дракон пересказывал ей древнюю легенду о дружбе Гейш и Драконов. Как гейши укрыли драконов в широких рукавах кимоно и пустили перезимовать в свои пустые холодные сердца. Как после драконов в сердцах гейш проросла сакура чувств и бонсай творчества.

Она слушала эту легенду и перед глазами рисовались все эти картины. В голове всплыла тяга к всему восточному, китайскому и японскому, как читала Бусидо и мечтала в детстве о самурайском мече. Ну тогда было б за счастье хотя бы в руках подержать меч.
Кто ж знал, что все эти мечты и увлечения были неспроста. Что через годы в одной из дзен медитаций она провалится в коридор с множеством дверей в другие миры и войдёт сперва в разрушающийся мир с одним жителем — Драконом. И что позовет его жить в свой мир, не думая о риске и последствиях.

«Я знал» — прозвучало в центре ее головы. Яркая вспышка из центра мозга вышла за пределы головы. Ее сознанием овладели воспоминания другой жизни и эпохи, где она гейша. Где ее жизнь пуста, а краски лишь на лице…и широкие рукава красочного кимоно.
Она вспомнила, что однажды уже впускала дракона себе под кожу и поняла, почему их соседство было таким «знакомым».

«Да. Воспоминания передаются сквозь жизни. Душа помнит.» — снова разлилось спокойным звуком из центра головы.

Она улыбнулась уголками губ и самой занадочной улыбкой в мире — улыбкой гейши, сложила руки так, как будто она одета в кимоно и продолжила совместное странствие.

Летая вместе, они переплетали миры в чудные узоры похожие на косы гейш. В косах миров виднелись серебряные нити судеб странников и хранителей ранней росы.