В предрассветные часы, когда темнее всего и танцуют демоны сомнений, она садилась перед зеркалом.

Самый лучший час для честной беседы — это час перед рассветом.

Хорошо, что есть собеседник из Зазеркалья, который вроде бы как ты, но не ты, ведь живёт другую жизнь.

— Что тебя волнует сегодня?
— Страдания, которые люди создают сами.
— И что ?
— Мне от этого больно. Прям кости ломит.
— Ну это потому что в тебе есть страдание. Подобное к подобному… Ты же этот закон хорошо знаешь.
— Я думала, что все вычистила…
— Вычистила. Но само понятие страдания осталось внутри. Ты его на всякий случай оставила.
— Как это вычистила и одновременно оставила?
— Ты разобралась с собственными страданиями и закончила их, решила новые не создавать. Но внутри тебя тлеет вопрос «зачем людям страдания?»
— да…
— Страдания — это вирус, он заразный. Люди болеют страданиями. И как любой организм, человек может бороться и излечиться или погибнуть от болезни. Кто излечивается, тот приобретает иммунитет на всю жизнь.
— …
— Но есть ещё один вопрос внутри тебя, из-за которого ты позвала меня.
Из-за пустяков ты бы не села перед зеркалом.
— …
— Не прячь глаза. Ты меня позвала, чтобы заглянуть вглубь себя и прочесть этот вопрос. Так читай его вслух.
— Я боюсь… даже произнести его…не то, что отвечать…
— Тогда я прочту его вместо тебя.
«ИМЕЮ ЛИ Я ПРАВО БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ ПОСТОЯННО, ЕСЛИ ВОКРУГ ТАК МНОГО НЕСЧАСТЛИВЫХ ЛЮДЕЙ?»
— ….
— Смысл жизни в том, чтобы жить и чувствовать эту жизнь. Жизнь — это лотерейный билет, который не каждая душа получила.
Твоя душа выиграла этот билет и ты сейчас вместо радости жизни испытываешь вину за свою радость и отсутствие страданий.
— Но это так не просто…
— Что может быть проще радости от дыхания? От возможности видеть краски и тени глазами? От прикосновений и возможности слышать?
Если тебе не нравится, то можем поменяться местами. В Зазеркалье всего этого нет, лишь холод.

Расвет. По стенам поползли первые лучи, а с ними стало легче дышать. Свет вел за собой радость, которая садилась на трон спокойствия внутри сердца.

Что может быть проще и сложнее тихой радости?