Забравшись под кожу однажды, остался ждать ранней весны каждый год. Она спасла его и с тех пор пустила жить к себе в мир.

Вдоль хребта умостился тихой кошкой, без мурлыканья спал тихо, не сопел. Он уважал ее жизнь и тело. Ее мир был огромен, он мог летать и странствовать по ее снам и мыслям. Это было почти как странствия по мирам.

С первыми каплями талых снегов выходил из под кожи на прогулку над облаками. В это время года она обычно спала подольше, укутывалась сильнее, почти с головой в одеяло.

Вдыхал свежий ветер и глазами пил свет чистого месяца. Этот лунный свет иногда подбрасывал ей в глаза. Конечно, она это замечала и чувствовала. В дни с лунным светом в глазах могла видеть сколько ночи в каждом человеке.

В своих снах он видел безмолвный полет над крышами Поднебесной, скучал по былым временам. А она старалась сотворить сны о Поднебесной, чтобы он мог в них летать. Но не получалось.

Так они заботились друг о друге.
Она спасла его в одном из своих путешествий по мирам. Среди неприметных миров сердце откликнулось на один, совсем почти разрушенный. Там были остатки висящих гор, одна пещера, уже совсем не было эфира и нектаров.

Ее манила та пещера. В ней нашла его, почти неподвижного. Он ждал, когда придет Время, которое превратит его в прах и развеет по волнам Вселенского океана.

Из последних сил он поднял большую голову и открыл мудрые глаза, которые все ещё хранили летописи эпох и слабую искру жизни.

Она не смогла расстаться с этим взглядом и позвала его в свой мир.

Никогда раньше ещё дракон не приходили в мир человека, потому что мир человека не мог уместить в себе дракона. И он не хотел разорвать ее мир, спасаясь от определенности.

Но она показала ему просторы ее глаз, сады и побережья души. Она пригласила его в свой мир и себе под кожу.
Пообещала, что не будет пленить и как только он будет готов, сможет покинуть ее мир, отправиться в странствия в новую эру.

Это была одна единственная встреча глаза в глаза. Второй не будет. Драконы не прощаются.

С той встречи жили вместе в одном теле и делили один мир.

Воспоминания аромата жасмина будоражили сны обоих и были знаком к его пробуждению и освобождению.
Летали в первых лучах ранней весны уже вместе. И оба понимали к чему это.

В дымке утра весны
Виден полета след
Дракон проснулся