Я беру осколок потухшей звезды, что сожгла себя до пепла для сего портрета… Ччерный чернее черта…
Рисую твои черные брови… Они, как птицы, улетают над закатом в небо…
Рисую твои дымчатые ресницы, что прячут всю правду твоих глаз от случайных взглядов… От проклятий любви и вечных исканий истины…
Беру у розы росу и рисую губы нежнее тумана…
Собираю звездную пыль, что припорошит волосы твои…
Из галактик соткать я хочу твой силуэт… Созвездиями кожу укрыть…
Стопы и ладони укрыть плачем росы… Чтобы травы их целовали…
Как же взгляд мне твой передать на холсте этой Вселенной?
И космический титан неспособен так пространство рассечь… Ювелирно, ровно и тонко…
Мне придется алмазы отыскать вневременных эпох прошедших… Выпросить у старейшин умерших, чей прах превратился в золу…
И лишь рождение сверхновых звезд блестит блеском истины глаз твоих… Созерцающих кофейно-шоколадные рисунки символов единого языка миров и домов …
Твой взгляд устремляется внутрь, закрывает петлю, что позже временем назовут…